Блоги BaggerMAN Костыль (рассказ)
Вам знакомо ощущение,
возникающее при встрече старых
знакомых? Тех, кого не видели лет
сто, а вот тут случайно
встретились? Становится как-то
неудобно, когда на вопрос «что
нового?» ответить нечего, хотя, со
времен последней вашей встречи
новое у вас – все. Бывают
моменты, когда вам даже
неприятно, что именно здесь и
сейчас вы встретились, будто вас
застали за чем-то неприличным
вроде подглядывания в замочную
скважину женской раздевалки.
Бывает наоборот, когда вам
приятно, стоя вместе под ледяным
осенним дождем , вспомнить как
вы вместе в детстве ходили на
речку глазеть на девчонок или как
вас, впервые напившихся грубой,
но честной водки, застукала
директриса и вызвала родителей.
Стоишь, смотришь, как изменился
человек, и насмешливо-смущенно
улыбаешься.
В тот год декабрь был уж совсем
сентиментальным. Заканчивалась
первая треть его жизни, а снегом
еще и не пахло. Шел сопливый
ледяной и хмурый дождь. Люди,
годами приученные, что зима – это
снег хлопьями и серая слякоть,
надевали дубленки и аляски, мех
которых тут же намокал и
противно щекотал ледяными
волосками затылок.
Который раз, проснувшись в 7
утра, я проклял понедельник,
собрался и вышел из подъезда
навстречу серому дню. Пока
дошел до остановки – продрог, да
и холодные капли, стекающие за
шиворот – не лучшее развлечение.
Быстренько совершил утренний
ритуал – купил пачку легкого
«Лаки Страйк» - и спрятался под
козырек остановки.
И тут я увидел Костю. Не помню
его фамилию, все называли его не
иначе как Костыль. Парень на пару
лет младше меня, худой как щепка,
темноволосый, с насмешливо –
смущенной улыбкой.
-О, даров! Как оно?
- Даров, а ты тут какими
судьбами?
- Даа… - Костыль замялся – по
делам тут еду… ну, что нового-то у
тебя? Как жена? На каком уже
месяце?
- Да все в норме, на шестом уже,
растем потиху, - улыбнулся я, -
сам-то как?
- Ты знаешь, все как обычно, -
уставился на свои потертые
ботинки Костыль, шаркая ногой по
асфальту. Вечная его привычка, - а
помнишь, как мы на дачу
ломанули?
Да, дачу я помнил. Пили в Минске
во дворе разбавленный спирт,
запивая разведенным вареньем.
Человек десять нас было. В районе
где-то часа ночи у кого-то созрела
идея типа «нафиг нам этот
мегаполис, айда на природу!». Я
ухитрился вызвонить знакомых
девушек – хозяек дачи, они
ухитрились вызвонить своего
знакомого парня – хозяина
«Газели» и в течение часа участь
дачного поселка была
предрешена. Пили и веселились
всю ночь. Помню, Макс гонялся за
Костылем по всей даче, норовя
угодить ему по башке кроссовкой,
Костыль убегал и на ходу вежливо
материл преследователя…
Самое интересное, что когда мы
ехали на эту дачу, шел такой же
мерзкий дождь. А проснувшись на
следующее утро, мы увидели за
окном белый, как простыня
горской девушки до свадьбы,
чистый снег. Возвращались домой
на электричке, ошалевшие то ли с
похмелья, то ли от этого
искреннего снега.
Вспоминали с Костылем наши
совместные проделки довольно
долго, когда подошел мой автобус,
он посмотрел на меня, смущенно
улыбнувшись, и я решил
подождать следующего.
Проболтали с ним еще минут
пятнадцать, но пора было уже
ехать. Тепло попрощавшись с
Костяном, я сел в транспорт.
Через пару перекрестков автобус
стал намертво. Люди шумели и
возмущались, кто-то начал
долбить в двери. Водитель
наконец-то их открыл, и, бормоча
под нос, вместе с пассажирами
вылез посмотреть что произошло.
Впереди была огромная пробка.
Шум, гам, крики. Оказалось, на
перекрестке в автобус, который я
пропустил из-за Костыля, со всей
дури врезался МАЗ. Водитель то ли
недоспал во время загрузки, то ли
спешил поскорей разгрузиться – и
врезался в автобус как
древнеримский таран в ворота
осаждаемой крепости. Автобус
лежал на боку, по диагонали
перекрестка, из него текло масло и
солярка. Прямо на проезжей части
лежали люди, из них текла кровь.
Некоторых из них уже накрыли
простынями подоспевшие врачи,
некоторых уносили на матерчатых
носилках в постоянно
подъезжавшие машины «Скорой
Помощи». Вокруг валялись
разбитые стекла, куски
пластмассы, непонятные железяки.
Я обратил внимание, что на одной
из них налипла кровь и чьи-то
волосы. Люди сидели прямо на
асфальте и, схватившись за
разбитые, окровавленные головы,
выли. Бросились в глаза
раскатившиеся по земле, по
дикому яркие в утреннем сумраке
и в копоти аварии,
полураздавленные мандарины из
чьей-то сумки.
Мы простояли еще с полчаса, пока
не расчистили перекресток и не
наладилось движение. Едя в
смолкшем, напуганном автобусе, я
думал: «а ведь поедь я пораньше,
меня б тоже вот так на носилках.…
Спасибо Костылю…». И тут меня
осенило: мы два года не виделись!
Откуда он про жену и, тем более,
про ребенка знает? Кто сказал-то?
Приехав на работу, набрал общего
друга:
- Слушай, Влад, а дай мне Костыля
телефон…
И тут он меня просто ошарашил:
- Ты че, брат, он уже года три как
помер… передоз… я ж вроде
говорил тебе… у кого-то взял
какую-то шнягу он … в подъезде…
ну и…
Обрывки фраз Влада доносились
до меня сквозь какой-то ледяной
туман, будто над ухом у меня
выстрелили из пистолета. Но я же
видел его! Живого и здорового!
Как!?
Я ушел в тот день с работы. Зашел
в магазин, купил бутылку водки и
выпил ее на улице, за пару
присестов. У меня уже уложилась
в голове смерть Костыля, но то,
что он на меня тогда на остановке
посмотрел, и я не сел в
злополучный автобус…
Сейчас, собираясь старой
компанией, мы с молчаливым
согласием поднимаем рюмку за
парня, чью фамилию вряд ли кто-
то знал во дворе. Все звали его
Костыль.
Сейчас я вижу, как он, худой как
костыль, темноволосый, идет по
сочной, зеленой траве, чувствует
босыми ногами теплую землю и,
улыбаясь насмешливо –
смущенной улыбкой, прищурив
глаз, смотрит в ярко-синее небо…
©Yan4ello
Комментарии(4)
starstarstarstarstar
Cредняя оценка 4.5
Оценило: 8 человек
Прочитало: 43 человек,100 раз

Твитнуть
→ Дневник BaggerMAN
→ Все дневники
  Меню     Главная  
Версия: html / touch(beta)
7ba.Ru
[0.03]